12_na_dtv


"ДВЕНАДЦАТЬ" - новый проект на канале ДТВ


Previous Entry Share Next Entry
Ребенок выпал из окна. Кто виноват?
12
dtv_admin wrote in 12_na_dtv
Предлагаем вниманию наших читателей запись программы "ДВЕНАДЦАТЬ", которую зрители телеканала ДТВ могли недавно видеть на экранах телевизоров.

Рассматривалось дело под условным названием "Ребенок из окна". С первых минут гости программы были посвящены в суть дела:
14 сентября 2008 года суд в городе Екатеринбург оправдал Гришеневу Татьяну Максимовну, которая обвинялась в неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего сына (ст.156 УК РФ). Ее 4-летний ребенок выпал из окна четвертого этажа. Мальчик чудом выжил.

Однако сейчас обвинение убеждено в ошибочности решения суда - то, что во время несчастного случая, Гришенева занималась со старшим сыном, не снимает с нее ответственности за младшего ребенка. Также, по мнению обвинения, показания старшего сына Татьяны, суд должен был подвергнуть сомнению. Необходимо было убедиться, что его слова являются правдой.

После оглашения позиций обвинения и защиты ведущий программы Андрей Ургант предложил гостям обсудить услышанное:
Четырехлетний Лева Гришенев после падения получил серьезные травмы. Из-за проблем с позвоночником до сих пор он находится в больнице. На его мать было заведено уголовное дело по ст. 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Однако применение этой статьи возможно лишь в том случае, если неисполнение обязанностей по воспитанию детей сопряжено с жестоким обращением. В данном случае мать смогла убедить суд в том, что ненадолго оставила ребенка, пока купала старшего сына. Старший, мальчик, Константин 11 лет, мамины слова подтвердил. Суд женщину оправдал.

Первый вопрос, который задал Андрей Ургант своим гостям: можно ли считать неисполнением родительских обязанностей эпизод, когда, занимаясь с одним ребенком, мать не успевает за другим и происходит трагедия?

Большинство гостей встало на сторону обвинения, заявив, что те доводы, которые приводит Гришаева - так или иначе не оправдывают ее. Кто-то даже засомневался в правдивости показаний старшего сына - ведь он имеет вполне явные причины защищать свою мать. Можно ли верить его показаниям - большой вопрос...

В связи с этим был задан вопрос эксперту: - Является ли оправданием для матери то, что она не смогла уделить должного внимания малышу, занимаясь со старшим сыном?
Ответ эксперта: - Нет, это не является оправданием, но в данном случае, насколько я знаю, суд принял во внимание показания старшего ребенка. К тому же, как показал следственный эксперимент, открыть то самое окно 4-летнему ребенку очень трудно. То есть мать была уверена, что это невозможно.
Вопрос: - Да, Костя подтвердил, что мать купала его, когда Лева выпал из окна. Но ведь матери проще всего надавить на ребенка и заставить его говорить то, что ей нужно. Могут ли слова 11-летнего мальчика расцениваться как полноценное доказательство?
Ответ эксперта: - 11-летний ребенок - это уже достаточно взрослый человек, чтобы воспроизвести события достоверно. Его слова будут приобщены к делу. Однако следствие, как правило, в таких ситуациях проводит ряд специальных проверок. Это могут быть беседы с психологом, который скажет потом, насколько мальчик подвержен влиянию матери, напуган ли он чем-нибудь.

Что же говорят медики о состоянии малыша? Членам Совета ДВЕНАДЦАТИ ведущий зачитал следующее. После суда врачи отказались от всяких комментариев. Более того, посторонних категорически не пускают в отделение, где лежит мальчик. Сейчас ему необходим максимальный покой. Однако журналистам удалось записать интервью с сиделкой Левы Семёновой Надеждой Юрьевной:

Интервью:

- Правда ли, что у Левы Гришенева кроме травм, полученных при падении, есть ещё врожденные заболевания?
- Вот история болезни малыша. У него зафиксирован врожденный порок сердца, это все усложняет, к нему специалист из другого отделения ходит. И самое страшное – мать с рождения знала, что у ребенка такой недуг, но ко врачам не обращалась ни разу. Вот, смотрите, история болезни пустая, ни одной записи после роддома...
- А сейчас мать часто навещает малыша?
- Да всего пару раз зашла. Чаще старший брат приходит, Костя, ему 11 лет, но мы пускаем... Да и Лева братику больше радуется, чем маме родной. Такие славные ребятки, Да я б сама их усыновила... Все было б лучше...

После таких показаний мнение Совета лишь упрочилось : мать, не заботящаяся о ребенке после того, как он попал в больницу, вряд ли выказывала признаки внимания раньше. Свидетельство стороннего наблюдателя может иметь бОльший вес, чем показания заинтересованного лица - старшего сына обвиняемой.
Высказывалось и возмущение позицией врачей и органов опеки, на глазах которых происходит столь вопиющее несоблюдение матерью родительских обязанностей. Куда они смотрели? Зная, что мать привлечена к суду именно за халатное поведение.

Возник новый вопрос:
- Можно ли за одно то, что мать не водила больного ребенка в поликлинику, лишить ее родительских прав?
Ответ эксперта: - Это нужно основательно доказать. Ведь она, например, могла наблюдаться у частных врачей, к тому же никаких осложнений у малыша не было. Здесь должна быть независимая медицинская экспертиза, чтобы наблюдать развитие заболевания. Да и хорошее воспитание старшего сына – явно говорит в пользу Гришеневой.

Далее были заслушены показания соседки Гришеневых Полины Степановны Виноградовой, она выступала в суде как свидетельница.
- Вот сюда он упал (Показывает газон под окнами). Народу сбежалось..! Танька, мать его, тут рыдала. Думали погиб... Но нет, ещё сам даже заплакал... Слава тебе, Господи.
- А Татьяну вы давно знаете?
- А то! Я у Андрюши Гришенева – у мужа Танькиного, царство ему небесное, машина парня сбила – в детском саду воспитателем была! Танька – хорошая девка, но после смерти мужа личную жизнь свою никак не устроит, переживает видно. Я уж не стала в суде говорить – жалко девчонку. Она выпивать понемножку стала, я, бывает, с ней в лифте столкнусь, а от нее аромат такой характерный...

Андрей Ургант - гостям : Свидетельство этой женщины интересно тем, что именно Виноградова первой подбежала к упавшему малышу. Однако она - ещё и хорошая знакомая семьи Гришеневых. Но об этом на суде у нее не спрашивали. А мы спросили. Разговор происходил во дворе дома, где все происходило.
Судья-эксперт: - Но тут должно быть понятно, что такого рода информация - не повод для каких-либо заключений. Свидетельница напрямую не признает, что видела Татьяну пьяной, да и больше нигде в деле о проблемах женщины со спиртным не упоминается. А запах - это не доказательство. Даже если Гришенева и выпивала – она не кормящая и не беременная. А алкоголь в нашей стране не запрещен ни женщинам, ни женщинам, воспитывающим малолетних детей.

Ведущий:
- Тем не менее, по словам соседки, случаи, когда от Татьяны шел характерный запах, были неоднократны.

Мнение гостей:
Возможно, что именно личные проблемы и смерть мужа так повлияли на Татьяну, что она перестала заниматься с детьми, ведь старшего они воспитывали ещё вдвоем. Высказывалось и предположение, что соседка либо что-то недоговаривает, либо наоборот, говорит неправду... Ведь разговор с журналистом - не свидетельство под присягой.

Вопрос эксперту:

- А какое вообще наказание может быть применено к обвиненному по статье «неисполнение родительских обязанностей?
Ответ эксперта:
- В неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего могут обвиняться не только родители, но и педагоги, даже доктора, на которых эти обязанности возлагаются. А наказание, согласно статье 156-й УК РФ может быть от денежного штрафа и лишения занимать определенные должности, до трех лет лишения свободы.

Продолжение интервью с соседкой Виноградовой:
- Вы говорили, что видели Татьяну Гришеневу в тот день.
- Я ж с ней в тот день уже ругалась. Тут у соседей свадьба была. У них весь день музыка грохотала – тыдых-тыдых... И я пошла в дверь к ним звонить. А там Танька! Но это было часа за два до того, как мальчик упал.
– А дети-то с ней все это время были?
– Ой! А на свадьбе ли они были или одни дома все это время, я что-то и не задумалась даже. Не видела я их... А вот у Тани у самой спросите. (Мимо проходит Гришенева, замечает корреспондента):
- Что, никак не успокоитесь? Был суд – там все решили. Оставьте нас...
- Татьяна, почему вы ребенка не водили ко врачу, хотя у него порок сердца?
- Какое ваше дело? К каким врачам? Они его сами до смерти залечат... Он у меня здоровым рос, все на народной медицине...
- Вот соседка ваша говорит, что вы в тот день не дома были, а на свадьбе.
- Вам что? Камеру разбить? Идите в суд – там все записано в архиве. Пошли отсюда...! (Кидает палку в сторону камеры).

После этой сцены в зале раздалось возмущение, стало очевидно, что вместе со словами соседки появилась серьезная
улика в доказательство халатности матери - во время несчастного случая ее просто не было дома, причем безо всяких уважительных причин.

На это возразил уже эксперт:
- Для какого-либо заключения опять недостаточно фактов. Факт - то, что в тот вечер Гришенева была на свадьбе, но то, что к тому моменту, как ребенок выпал из окна, она еще не вернулась домой, никто нам подтвердить не может.

По предложению одного из гостей программы Совет Двенадцати попробовал взглянуть на всю ситуацию глазами ребенка. И здесь один из наиболее объективных способов - не личный разговор, а косвенные признаки, которые отражаются в ...рисунках, сделанных четырехлетним мальчиком. Воспитательница Левы Гришенева в детском саду согласилась показать его рисунки. На них были получены комментарии профессионального психолога, они были зачитаны вслух:
"По мнению специалиста по детской психологии, такие рисунки характерны для детей замкнутых, с неразвитыми способностями. Вот домик – типичный рисунок малышей этого возраста. Обычно рядом гуляет мама. У Левы Гришенева рядом гуляет братик. Мамы нет."

Краткое резюме увиденного: все косвенные улики говорят о том, что в последнее время Татьяна Гришенева, мягко говоря, не уделяла своим детям должного внимания.

Визит редакторов расследования ДВЕНАДЦАТЬ в детский сад неожиданно помог выявить не известный суду факт: оказалось, что помощница воспитательницы в детском саду Левы и его сиделка из больницы Надежда Семенова – Это одно и то же лицо. (Гостям были представлены две фотографии, на которых было поразительное сходство). В отделе кадров детсада пояснили, что не против совмещения ею таких постов.

Обсуждение:
- Получается, Семенова знала мальчика еще до того, как он попал в больницу.
- Но почему она ничего об этом не сказала? И почему её нет среди свидетелей на суде?
- Вероятно, она это сама скрыть решила. Ведь могла сама прийти в суд свидетелем?!


Вопрос эксперту:
- А может такое поведение Семеновой быть расценено как дача заведомо ложных показаний?
Ответ:
- Нет. Согласно ст.73 ГПК официальная дача показаний должна происходить или на следствии или в суде. Там у свидетеля отбирается подписка о том, что ему разъяснены его обязанности и ответственность за дачу ложных показаний. Тут ни расписок, ни протоколов, фактически – это частная беседа, которая не обязывает свидетеля говорить правду.

Андрей Ургант:
- Мы решились на маленький эксперимент. Попросили заведующую садика снова дать нам рисунки Левы. Заведующая отправила нас к Семеновой. Оказывается, все рисунки хранятся у нее. Более того, кроме Семеновой их никто не видел. Мы решили, что это ещё один повод встретиться со странной сиделкой-нянечкой.

Гостям была показана видеозапись интервью с Семеновой. Выглядела женщина довольно странно, взгляд тревожный, даже немного безумный..
- Вы ведь знали мальчика до того, как он попал в больницу? Почему раньше вы об этом не говорили?
- Так никто и не спрашивал.
- Скажите, у нас есть подозрения, что рисунки Левы подменили. Более того, это сделали именно вы.
- Да что вы понимаете!.. А даже если я. Нечего этой твари детей растить. Уж мне-то, детдомовской, не знать, как плохо без родительской ласки? И я все сделаю для того, чтобы мать его биологическую родительских прав лишили! Уж не ей детей воспитывать, а тем более любить!
- Но ведь из-за ваших показаний дети без родной мамы? А может она и вправду не виновата?
- Не виновата!? А вы мальчика видели, которого мы с того света вытащили? Да, это я рисунки подменила – надо спасти малыша, понимаете, СПАСТИ!!! Хватит с нее и старшего! И его тоже отобьем! Отобьем, слышите! Чтоб вы знали! И всем там везде передайте! Я всех детей спасу! Потому что дети -наше все! А родители их, этого уж точно, СВОЛОЧИ! Пересажать их всех!

В процессе обсуждения увиденного мнения гостей программы разделились:
- Мда.. Похоже, эта Семенова - ненормальная.
- Специально хотела очернить обвиняемую.
- Это же мошенничество самое настоящее, ее надо саму привлечь к суду!
- Ее эмоциональность нормально объясняется - она ведь со стороны видит, что дети остались без материнской заботы, малыш попал в реанимацию, но детей все равно оставили с матерью. Она, кажется, просто бьет в набат, чтобы на проблему люди внимание обратили.

- После истории с рисунками как-то не очень верится в правдивость её показаний о том, что мать не посещает сына в больнице. Если отбросить эти показания – Гришенева окажется вполне нормальной мамашей, которой просто трудно одной растить двоих детей.

Тогда ведущий предоставил новые факты общественного расследования. Известно, что суд опросил почти всех свидетелей, которые сбежались в тот день к месту трагедии. Но праздновавших свадьбу среди них не было. корреспондентам "ДВЕНАДЦАТЬ" удалось связаться со свидетелем на той самой свадьбе - Бушиным Олегом Владимировичем.

Запись телефонного разговора с Бушиным:
- Была ли среди гостей в тот день Татьяна Гришенева?
- Ааа!... Да, припоминаю! Была девушка, такая, лет тридцати... Так это мать его? Да! Но она с кавалером своим очень быстро ушла: сказала, что детей укладывать. Я еще удивился! Я у окна курил. Смотрю, они в палатке около дома бутылку какую-то купили и пошли в соседний дом. Ну, я еще ухмыльнулся, думаю, ага сейчас она детей спать уложит и будет у них с молодым человеком романтический вечер, хе-хе. Тут смотрю – во дворе баба какая-то странная. Стоит – говорит что-то куда-то вверх. Как будто зовет кого-то, что-то типа Вова или Лева, но голос такой – видно не в себе, а потом - шум, грохот, крики, ребенок на асфальте! Такой дурдом начался! И эти двое на крики вернулись. И она давай метаться! А я думаю, лучше, чтоб вся пьяная свадьба туда не вывалила, отойду от окна и говорить никому не буду. Ну, потом все равно, конечно, все узнали...

Ведущий Андрей Ургант:
Значит ли это, что перед нами - ключевой свидетель? Его показания впервые дали понять – где достоверно находилась женщина, когда её сын выпал из окна. Можно ли на основании показаний этого свидетеля обвинить в случившемся женщину, которая стояла под балконом и позвала ребенка?
Ответ эксперта:
- Во всех показаниях свидетелей отсутствуют главные фигуранты по этому делу – дети. Открываются огромные просторы для домыслов и догадок, и в то же время все можно оспорить.

Члены Совета ДВЕНАДЦАТИ оказались в замешательстве:
- Кто бы ни звал ребенка – мать могла бы позаботиться, чтобы окна были плотно закрыты – тогда никакой трагедии бы не случилось.
- Откуда свидетель может быть уверен, что звали именно Леву Гришенева? И зачем звать вообще? Для этого ведь обычно звонят в домофон.
- Здесь самое главное – как это Гришенева пошла "класть детей" с бутылкой и приятелем? Это какую ж колыбельную она им споет?
- Гришенева на свадьбе была и алкоголь скорее всего употребляла. Ребенок выпал из окна именно во время маминой гулянки – искупать старшего за то время, что её не видел свидетель - нереально.
- Значит, она лгала на суде в свое оправдание и заставила старшего сына солгать. Вот и доказательство ее вины!


Вопрос эксперту:
- Но если допустить, что женщина, которая звала мальчика, стоя под балконом, знала его, то неужели здесь нет её вины?
Ответ:
- Свидетель не был уверен, какое имя она произносила. Неизвестная барышня вообще могла звать не Леву Гришенева, а кого-то другого. Но конечно, если ребенка спровоцировала именно она, можно говорить о признаках преступления по статье 118 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Но ведь даже личность её не установлена.

Ведущий :
Мы смогли установить это! Свидетелю Олегу Бушину мы показали фото тех, кто проходил по этому делу. Он утверждает, что опознал в странной женщине, которая звала Леву – Семенову, ту самую медсестру и нянечку. Мы решили нанести ей еще один визит.

Ещё одно интервью с Семеновой.
- Скажите честно, у нас есть свидетель, который видел вас прямо перед моментом трагедии во дворе дома Гришеневых. Вы там были?
- Что за бред? Не было меня там.
- А свидетель утверждает, что вы не только находились там, но и звали Леву по имени.
- Свидетели... (теряет над собой контроль) Да много они понимают, эти ваши свидетели! Я пришла по зову природы, понимаете. Мне был голос природы, которая приказала мне забрать мальчика! Вы этого не знаете, не слышите... Его надо спасать. От этих животных в человеческой шкуре. Я звала его, да, он мой, понимаете, мой!!! Мамаше своей он не нужен. Я его все равно заберу!!!! (рыдает)

Ведущий Андрей Ургант:
Таким образом, теперь кроме свидетельских показаний есть ещё и признание Семеновой, что это именно она позвала маленького Леву. Этого достаточно, чтобы рассматривать её в качестве подозреваемой?
Ответ эксперта:
- Да, но прошу учесть, что будь мама рядом с ребенком – ничего бы не случилось. К тому же я просто настаиваю теперь на экспертизе психического состояния Семеновой.
- А в случае признания её психически нездоровой – какие санкции могут ей угрожать?
Ответ эксперта:
- Согласо статье 21-й УПК РФ лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, не подлежит уголовной ответственности. Ему могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.
- А если расстройство признается временным?
- Есть 22-я статья УПК, которая гласит: "Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать характер и общественную опасность своих действий, подлежит уголовной ответственности". А психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

После этих слов ведущий обратился к членам Совета ДВЕНАДЦАТИ:
- Теперь пришло время для голосования. Предлагаю каждому из вас высказаться по поводу того, что вы сегодня увидели и услышали. Мы решаем – стоит ли пересмотреть оправдательный приговор в отношении Татьяны Гришеневой или оставить решение суда в силе?

Все участники без исключения встали на сторону матери в этом деле. Решением общественного совета оправдательный приговор в отношении гражданки Гришеневой Татьяны Максимовны, недоглядевшей за своим малолетним сыном, следует оставить без изменения.
Что касается причастности к делу гражданки Семеновой, то здесь необходимо провести отдельное расследование, в связи с чем материалы, собранные в ходе сегодняшнего заседания следует передать прокурору.

  • 1
А вот когда мать-одиночка поздним вечером оставляет одного малыша спящим, чтоб погулять с бойфрендом, а он, просыпаясь, не находит её дома, вылезает на балкон и падает с него, это как?...

Кудаж мы котимся...

А где можно посмотреть передачу , если я не успела к ТВ?
И где можно увидеть анонсы выпусков?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account